Основатель фитнес-клуба о том, как превратила идею в любимое дело

Основатель фитнес-клуба о том, как превратила идею в любимое дело

Из большого спорта – к авторской программе тренировок

Зал просторный. Беговые дорожки, боксерская груша. Как только мы заходим, Дарья Карпенко, основатель фитнес-клуба Leader, радостно приветствует нас: «Здравствуйте!». Здесь принято приветствовать друг друга. «К нам ходят разные люди, но в нашем зале все равны», — поясняет хозяйка. В прошлом она мастер спорта международного класса по вольной борьбе, неоднократная чемпионка Казахстана, Азии. На протяжении шести лет была первым номером Казахстана. «Занималась профессиональным спортом 10 лет. Это была моя жизнь, и в другой сфере я себя даже не представляла», — так рассказывает о себе наша собеседница. После травмы, когда в один день отказали рука и нога, Дарье пришлось уйти из профессионального спорта. Врачи сказали: только фитнес. Она выучилась на тренера и пошла работать в фитнес-клуб. Сейчас у нее собственный зал и клиенты, выстраивающиеся в очередь, чтобы попасть на тренировки. Мы говорили с Дарьей о том, как она этого добилась. О бизнесе. Но получилось больше о силе духа, оптимизме и человечности.

— Дарья, наслышаны о вас, как о человеке, который помогает похудеть. Вы рассказывали об этом на проекте selfmade.kz.

— Во время беременности я набрала очень много — весила 107 килограммов. На мне куртка не сходилась. Представляете, вставала по ночам, пока муж спит, и пыталась протиснуть руку в рукав! И все думала, когда же смогу это сделать. Сейчас, конечно, смешно, но в то время было не до смеха. Я поняла: тот путь похудения и возвращения в норму (я же спортсменка!), который я предлагала своим клиентам в фитнес-клубе, теперь должна пройти сама.

Выстроила себе план индивидуальных занятий. Включила кардиотренировки, силовые, проработала режим питания. На себе прочувствовала, как это тяжело эмоционально, когда хочется съесть что-нибудь или выпить кофе! Ровно за 60 дней привела себя в порядок. Притом что кормила ребенка. Почему я акцентирую на этом внимание? Все говорят, после родов нужно кормить, нельзя худеть. Нет, просто нужно правильное питание. И нужен грамотный инструктор, который приведет тебя к цели.

— И вы решили поделиться опытом с другими?

— Когда я сама прошла путь от лишнего веса до похудения — через депрессии и слезы, — и в итоге привела себя в порядок, настал тот самый момент, когда я четко поняла: пришло время открывать зал. Тем более когда я была фитнес-инструктором, мне очень нравилось работать с людьми, которые нуждаются и в физической поддержке, и в психологической. Нравилось их вдохновлять. Люди, у которых есть лишний вес, они же замкнутые. Женщины теряются с мужчинами, в семье. Кто-то не может забеременеть. Мне нравится приводить их к результату.

— С чего начали?

— С идеи. Я такой человек: если что-то задумала, всегда осуществляю. У меня не было ничего — ни денег, ни оборудования. Взяла в аренду зал и начала работать с парой человек. Я писала, звонила, поддерживала девочек — и вот так потом с каждым клиентом. Я с клиентами постоянно на связи, они обращаются ко мне в любое время по любому вопросу, будь то питание или личные проблемы. Женщин ведь понять сложно, бывает, случаются срывы, кто-то хочет все бросить. Я борюсь за каждую — чтобы не бросали тренировки, совершенствовались.

— Вы ведь переезжали в другие залы, прежде чем купить собственный?

— Да. После того, первого, я арендовала зал получше. В первом были не очень хорошие условия, мы бегали в Парке первого президента, в парке Горького — везде, где только можно. Ездили на Медео прыгать на лестнице. Я учила своих девочек справляться с любой ситуацией. Не жить на всем готовом. В жизни всегда есть трудности, мы преодолеваем себя и так приходим к победе.

Потом я взяла зал еще лучше. Пару лет там проработали. И наконец появился свой собственный зал. К этому моменту я уже поняла, что именно нужно — какие тренировки нравятся женщинам. И что нужно подстраиваться, нужен индивидуальный подход к каждому, не одну и ту же тренировку для всех.

— Работаете только с женщинами?

— С женщинами и детьми. У нас есть детки, которые болеют сахарным диабетом. Была пара случаев с раковым заболеванием. У нас занималась девочка с опухолью в голове. Мы согласовали тренировки с ее лечением, которое прописали в Корее. Опухоль ушла. Девочка была с очень большим весом, эмоций у нее вообще не было. Она просто хотела жить. И я ей сказала: ты должна жить до последнего.

Мы помогаем детям с онкологическими заболеваниями. Мы можем провести занятие в бассейне. Можем дать даже какие-то художественные занятия.

Тренироваться — даже утром

— Расскажите подробнее о своей программе. У вас же авторская методика?

— Да, у меня авторская программа. Не буду раскрывать деталей. Но объясню, что ее основа — в индивидуальном и особенном подходе к женщине. Программа включает тренировки, изменение питания. У нас семь тренеров — по боксу, легкой атлетике, силовым программам, танцам. И каждый день у нас разные тренировки. Никогда не было, чтобы одна и та же программа повторялась день ото дня.

Сейчас я хочу зарегистрировать свою методику, взять патент. В последнее время часто слышу, что кто-то занимается так же, как у нас.

— Как подбираете тренировки?

— Каждую субботу мы составляем план, потому что есть люди, которые занимаются по четыре-пять лет, есть новички, уровень подготовки у всех разный, нужен дифференцированный подход. Я стараюсь, чтобы обязательно была кардионагрузка. Мы очень много ходим в походы — Медео, Шымбулак. Особенно летом. Да и зимой — неважно, и в снег, и в дождь. Участвуем в разных соревнованиях. Недавно, например, организовали благотворительные соревнования — хотим подарить детям с онкологическими заболеваниями бассейн. В таких мероприятиях участвуют все женщины, которые к нам ходят.

Руководствуюсь такой установкой: людям, которые тренируются, не должно быть скучно, они не должны привыкать к однообразию. Представляете, вот вам надо гирю поднимать каждый день — и только. Это скучно.

У нас есть танцы — зумба, игры — регби, баскетбол. Женщины очень любят бокс — у нас группы переполнены. Я всегда шучу: девочки, в семье мы это не используем, только здесь, только в зале. И это помогает освободиться от негативных эмоций.

В ответе за тех, кого тренируем

— У вас занятия начинаются в пять утра. Как вы поняли, что будет спрос на тренировки в такое время?

— Вообще мы работаем до 10 вечера, но по факту — до последнего клиента. От нас и в 11, и в 12 ночи уходят.

Спрос на утренние занятия на самом деле огромный! Группы на 5, 6, 7 утра переполнены. У женщин как? Вечером нужно детей со школы или детского сада забрать, ужин мужу приготовить. Вот и получается, что утро самое оптимальное время.

К ранней группе я отношусь с особенным трепетом. Представляете, встать к пяти утра? Причем они занимаются каждый день. Это в основном люди с большим весом. Они только разминаются у меня по полчаса. Пришел человек с весом 130 килограмм, не скажешь же ему — а ну-ка беги! Начинаешь потихонечку работать, мотивируешь, объясняешь, как надо, разговариваешь. Сначала это тяжело: люди привыкли спать, есть. Перестройка на новый режим происходит за 21 день. Я даю месяц. Люди поначалу привыкают, а потом уже получают наслаждение от тренировок и даже не пропускают занятия.

— Как с тренерами обстояли дела? Как собирали команду?

— Я очень щепетильно отношусь к подбору тренерского состава. Подбираю всех сама, никому не доверяю этот процесс. С каждым кандидатом разговариваю лично. «От агашки» — таких людей у нас нет. Для меня важно, чтобы человек был собранным, трудолюбивым, он должен любить работу не только ради денег. Деньги мы всегда заплатим, но любовь к своему делу — это не каждому дано. Для меня важно, когда у тренера есть ответственность за тех, кого он тренирует. У меня, например, в 12 ночи только начинается день. Люди мне начинают писать — кто с вопросами, кто с проблемами. Я отвечаю. Не хочу, чтобы человек потерялся. Если дать человеку отдохнуть день-два, неделю — все, он никогда больше не придет. Его тяжело возвращать к тренировкам. Поэтому я и хочу, чтобы у тренера был контакт с клиентами.

У нас представлены разные виды спорта. Тренеры должны сами быть спортсменами в прошлом, они должны были сами в свое время пройти через снижение веса — они знают, как это правильно делать. И, конечно, нужно специальное образование. Не беру просто обученных. Бывший юрист, например, не может быть первоклассным тренером. У нас работают боксер, легкоатлет, борец.

Всех курирую сама, просто даю направления — кому позвонить, кого убедить. Очень люблю дисциплину и чтобы не было такого, что один тянет в одну сторону, другой — в другую.

— А вообще тяжело найти в Алматы хороших тренеров?

— Трудолюбивых и любящих свое дело — непросто. А так тренеров много. Не хочу говорить плохо о коллегах, каждый тренирует по-разному. Для меня важно, как я уже говорила, чтобы тренер не просто дал человеку нагрузку, а буквально прожил с ним все то время, пока он в клубе. Подход к каждому человеку для меня важен. Даже если мы отпускаем в другой клуб — бывает, кто-то не может оплачивать занятия у нас, — я могу посоветовать тренера.

— Кстати, раз заговорили о цене, абонемент в ваш клуб действительно стоит недешево…

— Если человек трудолюбивый, я иду навстречу, делаю скидку. У нас даже прайс-листа нет. Конечно, есть определенная ставка. Но мы рассматриваем каждый случай отдельно.

Каждый ищет свое

— Сложно ли было выходить на рынок? Фитнес-клубов в Алматы много.

— Возможно, от того, что я спортсменка, у меня никогда не было сомнений. Я начинала с нуля — арендовала зал и стала работать. В этом зале, в котором мы сейчас находимся, продумывала каждую деталь: как поставить тренажеры, какое покрытие сделать — все до рисунка на стене. Считаю, что каждый может осуществить свою мечту, добиться цели. Надо просто любить то, чем ты занимаешься. К конкуренции я отношусь, знаете как? Я строгая. Не принимаю лень, оправдания вроде «проспала», обжорство. Вот так же — не принимаю и конкуренцию. Каждый ищет свое.

— Как рынок в Алматы сейчас распределяется между игроками? Больше крупных или мелких фитнес-клубов?

— По моим оценкам, 70% принадлежит мелким залам, доля крупных сетей — около 30%. Мне кажется, такое распределение связано с уровнем жизни в Казахстане — большая часть желающих могут себе позволить заниматься в небольших клубах, где цены ниже.

— Часто появляются новые залы?

— Я всегда с уважением отношусь к коллегам. Новые игроки часто появляются, но так же быстро и уходят. Бывает, год проработают — и закрываются. Небольшие залы не окупают себя. Возможно, из-за стандартного подхода к клиентам. Вот этот зал, где мы сейчас находимся, открывал мой друг. Я просила: отдай мне, он не хотел. Через год написал: покупай, я не справляюсь.

А сам рынок очень большой. Даже с нами по соседству три клуба. Цены там ниже, наши раза в четыре выше.

Скоро воплотим идею в жизнь

— Когда открывали собственный зал, сколько вам понадобилось на это средств?

— У меня не было компаньонов, я не брала кредитов. Копила каждую копейку. Просто хотела сделать зал таким, каким хочу. Были расходы на покрытие, стекла и т. д. На оборудование ушло $100 тыс. Мы не могли купить его в магазине в Алматы из-за нереально высоких цен. Я заказывала в Китае, сама ездила на заводы, выбирала. Искала альтернативу.

— Вы сейчас собираетесь открывать еще один зал в Алматы и зал в Астане. Есть спрос?

— В Алматы, в другой части города, мы решили открыть зал, чтобы людям было удобно. Будет единая база, и человек сможет заниматься в одном из наших залов.

По поводу Астаны. Я каждый день получаю по несколько десятков сообщений, люди спрашивают, когда откроемся в столице. Мы поняли, что пришло время расширяться. Скоро воплотим эту идею в жизнь.

По материалам: Kapital.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 − два =