Казком должен спасти банковский сектор

Казком должен спасти банковский сектор

Свое мнение по этому вопросу высказали несколько экспертов

Чуть меньше 10 лет назад казахстанский банковский рынок столкнулся с масштабным кризисом. Власти страны всесторонне пытались спасти сектор, им пришлось экстренно национализировать три банка, вливать в них госденьги и проводить реструктуризацию внешних займов. Чрезмерный аппетит к последним, кстати, и подвел банкиров. Плюс увлечение строительной отраслью и девальвация, проведенная Национальным банком в феврале 2009 года. И, казалось бы, все вынесли уроки из предыдущего кризиса, но, как оказалось на практике, не все справились с накопленными проблемами. В итоге в прошлом году сектор подкосили плохие займы и отсутствие тенговой ликвидности, а также две девальвации, произошедшие в 2014 и 2015 годах. Для спасения банков регулятор разработал программу оздоровления с общей суммой спасения в почти 3 трлн тенге. Из них 500 млн тенге будут направлены банкам с капиталом свыше 45 млрд тенге, которым требуется помощь. Большая сумма в размере 2,4 трлн тенге уже была направлена на то, чтобы исключить долг БТА перед Казкомом, который составлял порядка 80% баланса последнего. После чего ККБ был продан Народному банку. Стоило ли спасать Казком и поможет ли это оздоровить рынок, рассказали эксперты.

Спасение во благо

Напомним, что летом 2015 года Казком и БТА подписали договор об одновременной передаче обязательств и активов, в рамках которого ККБ передал в БТА свои проблемные активы на сумму 1,172 трлн тенге, а от него получил обязательства на 383 млрд тенге и активы в объеме 413 млрд тенге. Тогда же ККБ подписал договор с Фондом проблемных активов о выделении ему 250 млрд тенге на 10 лет для улучшения качества своего ссудного портфеля. И вроде бы интеграция прошла успешно — руководству удалось объединить два крупнейших банка. И все же в конце года появились слухи о том, что Казком ведет переговоры с Халыком о продаже. Понятно, что, когда крупнейший банк страны сталкивается с трудностями, власти должны реагировать на это, а количество сценариев, как известно, ограничено — национализация, продажа частным инвесторам или банкротство.

Первый вариант был испытан еще в 2009 году, когда сразу три казахстанских частных банка оказались в государственном управлении через фонд «Самрук-Казына». Тогда экс-глава этого института Кайрат Келимбетов заявил о том, что власти намерены в скором времени продать эти банки, поскольку государство не должно быть долгое время акционером банков второго уровня. «Мы предполагаем продать эти банки как можно быстрее. Но здесь несколько моментов: мы хотим продать не любой ценой, а продать с учетом тех инвестиций, которые были сделаны государством, и реальной текущей стоимости банков», — рассказывал в интервью Кайрат Келимбетов. На продажу этих банков потребовалось 5 лет.

Второй вариант — банкротство. Последние лет пять многие эксперты твердили о том, что необходимо было обанкротить БТА еще в феврале 2009-го, который отчасти подкосил Казком. Но, как говорится, после драки… Очевидно, что в случае исполнения этого сценария с банком вся банковская система «посыпалась бы».

Очень верно в этом вопросе высказался глава одного из крупнейших банков страны — Банка ЦентрКредит Владислав Ли в своем аккаунте на Facebook. «Банк — это не только кредиты, это и обязательства перед вкладчиками, это деньги предприятия, юридических и физических лиц. Если образно выразиться, то это такой большой котелок, в который собираются деньги и из которого деньги выдаются в виде кредитов. Но, когда кредиты плохие, встает вопрос о сохранности вкладов. Поэтому правительство, приняв такое решение, прежде всего думает об общем эффекте, который произойдет в результате неспасения большого банка. Кроме акционеров, свои деньги потеряют и вкладчики, которые не виноваты в плохом управлении банком. Поэтому в таких случаях есть общепринятая международная схема, когда правительство приходит на помощь и спасает проблемные банки. В частности, в этой сделке была применена данная схема — правительство выделило 2 трлн тенге, за счет которых оно абсорбировало проблемные кредиты, проблемные активы ККБ, банк вычищен. За счет этих 2 трлн тенге банк произвел расчеты со своими контрагентами: с правительством, в том числе с государственными компаниями, которые держат деньги на счетах этого банка, с физлицами, с Национальным банком, который предоставлял временную финансовую помощь», — написал глава БЦК.

Примерно такими мотивами и руководствовались власти страны, регулятор и стороны сделки. Падающий банк зацепил бы всех: от коллег по цеху до рядовых вкладчиков. Даже скептики и противники политики Нацбанка высказались в поддержку программы оздоровления банковского сектора. Регулятору в последние полтора года пришлось значительно«подчистить» проблемы банков, тянущиеся еще с середины 2000-х. Отчасти смелость регулятора в проведении банковских реформ была поддержана и политической волей, и необходимостью подготовить банки к единому финансовому рынку Евразийского экономического союза и ВТО. В итоге два банка лишены лицензий, 8 находятся в процессе слияния, а крупнейший ККБ после очистки в 2,4 трлн тенге был продан Халыку за 2 тенге. В любом случае, чтобы провести работу по оздоровлению банковского сектора и «отстегнуть» долг БТА, необходима была огромная политическая воля регулятора и осознание им, а главное — признание всего масштаба проблем в секторе.

Рынок, капитал, два стакана

«Выделение существенного объема государственной поддержки в рамках сделки по приобретению Казкома Халык банком способствует улучшению качества активов банковского сектора и является важной составляющей проводимого Нацбанком курса по оздоровлению банковского сектора», — считает Екатерина Марушкевич, ведущий аналитик S&P.

По словам Екатерины Сидоровой, кредитного аналитика Sberbank Investment Research, рекапитализация ККБ и его последующая передача Народному банку направлены на восстановление устойчивости системно значимого банка. «Структура сделки, в которой инвестору передается банк, очищенный от груза старых активов, снимает значимую часть риска с инвестора. При этом объединенная банковская группа получит целый ряд конкурентных преимуществ (масштаба бизнеса, доступа к ресурсам, комплементарные продукты, потенциал сокращения дублирующих функций и оптимизация расходов). Рынок уже на этом этапе позитивно оценил влияние данной сделки на кредитное качество ККБ — в начале года старшие еврооблигации ККБ в долларах с погашением в 2022 котировались с доходностью около 11,0%, сейчас они торгуются с доходностью 6,2% годовых», — рассказала Екатерина Сидорова.

Эта сделка позитивно скажется на рынке, потому что в первую очередь произошло списание долга БТА перед Казкомом, полагает и генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев. И, соответственно, это повлияет на общее оздоровление банковского сектора. «Конечно, — соглашается эксперт, если Казком продавался бы без долга БТА, он был бы намного привлекательнее». В любом случае, он оценил эту сделку позитивной для ККБ, поскольку она позволила докапитализировать его на 185 млрд тенге, то есть улучшить платежеспособность. Но он довольно негативно оценил эту сделку для Halyk Group, потому что для группы имеющийся Народный банк был очень прибыльным, устойчивым“, — уверен Мурат Кастаев.

С этим согласна и Екатерина Марушкевич из S&P. Эта сделка, по ее словам, обусловила ухудшение капитализации и позиции по риску Халык Банка. Вместе с тем, предположила она, благодаря системной значимости банка в случае необходимости он может получить дополнительную поддержку от государства, что компенсирует негативное влияние сделки. «Для Казкома сделка является исключительно положительным фактором, на наш взгляд. Капитализация банка усилилась в результате вливания в его капитал со стороны Халык Банка. Кроме того, мы ожидаем, что Халык Банк продолжит предоставлять Казкому управленческую и финансовую поддержку и оцениваем стратегическую значимость Казкома для группы Халык Банка как высокую», — полагает эксперт рейтингового агентства.

Тем не менее среди позитивного, считает Джейсон Гурвиц, аналитик инвестбанка «ВТБ Капитал», ключевое преимущество для Halyk заключается в использовании своего избыточного капитала для приобретения Казкома.

В любом случае сейчас все эксперты задаются вопросом, что будет дальше с Казкомом. По словам Екатерины Марушкевич, новая стратегия развития Казкома еще не сформулирована. «Мы ожидаем, что она будет разработана ближе к концу года. При этом мы считаем задачу по оптимизации бизнеса Казкома, стоящую перед его новым руководством и Халык Банком, чрезвычайно сложной и отражаем риски, связанные с ее неполным выполнением, в негативном прогнозе по рейтингам обоих банков», — пояснила она. Мурат Кастаев также считает, что сейчас весь рынок ждет, что Халык будет делать с Казкомом и как эти два похожих института будут развиваться на одном рынке. И здесь вопрос двух метафорических стаканов, приведенных в сообщении Владислава Ли, становится более чем уместным. Как он пишет в своем блоге: «Перед руководящим составом Халык Банка стоит непростая задача — донести два полных стакана, не расплескав воду, до одного сосуда. Эти фининституты приблизительно одного масштаба, и, бесспорно, в каждом есть своя культура, своя экология».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × два =