Как отразится торговая война на рынках и отдельных компаниях

Как отразится торговая война на рынках и отдельных компаниях

Торговый конфликт между США и Китаем продолжает усугубляться. В сентябре Белый дом объявил о введении 10-процентных пошлин на импорт из Китая на сумму около $200 млрд. Ранее летом власти США ввели пошлины на китайский импорт в размере 25% на сумму $50 млрд. Китай тогда ответил аналогичными пошлинами. Напряженной становится ситуация и в ряде других торговых отношений в мире, в том числе в Североамериканском соглашении о свободной торговле и автомобильной торговле между США и ЕС.

По оценкам Goldman Sachs, объявленные пошлины не катастрофичны для экономики США и грозят небольшим сокращением ВВП страны в один-два базисных пункта. Всемирный банк установил, что даже повсеместное увеличение тарифов снизит глобальный ВВП менее чем на 1% (хотя торговля в мире упадет почти на 10%). Банк Англии менее оптимистичен. По его прогнозам, последствия торгового протекционизма снизят ВВП США на 5%, а глобальный ВВП на 2,5%. Однако, по мнению экспертов агентства The Boston Consulting Group (BCG), в своих анализах финансовые институты не уделяют должного внимания тому, как торговые войны скажутся на предприятиях. Так, BCG предлагает рассмотреть последствия макроэкономической политики для отдельных компаний. Сообщает Forbes.kz, передает FinBiz.kz.

Небольшой упадок общего благосостояния может привести к большой прибыли или крупным потерям для бизнеса.

Если налагается тариф, то чистые потери благосостояния будут скромными – они измеряются сокращением потребления, помноженным на половину тарифа. Но индивидуальные выгоды и потери могут быть существенными. Пока государственные и отечественные производители получают прибыль, страдают потребители и фирмы, подверженные пошлинам. Это перераспределение стоимости может быть очень значительным – оно измеряется тарифами, помноженными на всю оставшуюся торговлю, и потребительской ценой, помноженной на изменения доли рынка.

Читайте также: Рынок депозитов в РК: Объем не изменился, но доля тенге выросла

Возьмем в качестве примера американские тарифы на сталь. Министерство торговли сообщило о текущей рыночной доле импорта около 33% спроса США (по объему) и предложило 25%-ный тариф, чтобы уменьшить эту долю до 22%, одновременно снижая конечный спрос США примерно

Потери благосостояния в таком случае равны 0,5% рыночных доходов. Но иностранные производители теряют одну треть своих продаж, что эквивалентно примерно 10% доходов рынка. Местные же производители получают долю на рынке. Они выигрывают от более высокой рентабельности по всем продажам, эквивалентным 80% рынка, в то время как потребители должны платить более высокие цены.

Торговый анализ (часто) предполагает единовременную торговлю, но компании живут в мире глобальных цепочек создания стоимости.

Макроэкономический анализ имеет тенденцию моделировать торговлю как товар, произведенный в стране А, который продается для потребления в стране B. Тариф создает ценовой клин между тем, что платят потребители и что зарабатывают производители, снижая торговлю и смещая экономическую активность туда, где есть рынок. Однако растущая доля глобальной торговли следует другой динамике. Много разных шагов, по которым производятся товары, распределены по разным местам, вследствие чего появляются так называемые глобальные цепочки создания стоимости. Их развитие стало одним из ключевых факторов, из-за которых мировая торговля растет намного быстрее, чем глобальный ВВП: за торговлю считаются одни и те же товары, множество раз перемещающиеся через границы, прежде чем они достигнут конечного потребителя.

Читайте также: Нацбанк РК подписал Меморандум IOSCO: что это дает стране и рынку?

В глобальной цепочке создания стоимости тариф снижает привлекательность страны, которая ввела его, поскольку возрастает стоимость импорта. Поэтому производство может уйти из страны, которая «защищает» своих производителей, в частности, когда другие страны ответят и навяжут свои тарифы на конечный продукт. Глобальные производственные цепочки дают возможность фирмам избегать тарифов путем перемещения отдельных видов деятельности. Но компании должны учитывать, что на бизнес будут влиять пошлины во многих отраслях поставщиков, а не только на рынке конечного продукта.

Важнее всего не тарифная ставка, а эластичность рынка.

Именно тарифные ставки и стоимость затронутой торговли попадают в новостные заголовки. Но то, как они влияют на компании на рынках применения, во многом зависит от эластичности спроса и предложения. Какую часть тарифа можно перенаправить клиентам? Как легко отечественные производители могут войти и взять на себя долю на рынке? Существуют ли производители из стран, которые не покрываются тарифами, способные занять освободившуюся нишу?

Высокий тариф на рынке с низкой эластичностью не опасен для компаний, он просто облагает налогами местных потребителей. Однако низкий тариф на рынке с высокой эластичностью может резко изменить долю рынка. Эта связь также влияет на метрику, часто используемую для измерения протекционизма – средневзвешенные тарифы. Здесь уровень защиты оценивается по уровню торговли, которая по-прежнему происходит, а не по уровню торговли, которая не состоялась из-за тарифа. Поэтому фирмы должны понимать динамику рынков, на которых они работают, и не отвлекаться на номинальные ставки пошлин. Предприятия с привлекательными (то есть дифференцированными) позициями на привлекательных рынках (с высокими входными барьерами, высокими ценами перепрофилирования, продуктами, критичными для потребителей) пострадают меньше всего.

Читайте также: Суд Алматы принял решение о ликвидации АО «Эксимбанк Казахстан»

Тарифы являются видимым признаком защиты, но другие барьеры оказывают все более сильное влияние на конкуренцию.

Ставки пошлин прозрачно заложены в официальных правилах для узких категорий товаров. Снижение тарифных ставок за последние несколько десятилетий было очень заметным и символизировало достигнутое сокращение торговых барьеров.

В то время как тарифы стали менее обременительными, повысилась роль так называемых нетарифных барьеров, которые возникают из-за различных регуляторных норм и правил в разных странах. Сюда входит широкий спектр политик, от требований местного контента до стандартов охраны здоровья и безопасности. В мире глобальных цепочек создания стоимости инвестиционные нормы, в том числе механизмы урегулирования споров, которые дают иностранным инвесторам право на принятие решений в отношении политики страны, являются частью этого значимого набора правил. Они называются барьерами, но в отличие от тарифов не могут быть просто устранены. Они отражают вопросы, в решении которых правительства несут основную ответственность, независимо от торговли.

Читайте также: Назаваны ТОП-10 стран-инвесторов которые профинансировали казахстанские проекты

Компании должны знать о влиянии этих правил и положений на их суммарные расходы, а также на их конкурентное положение относительно других игроков на рынке. В отличие от ситуации с тарифами, правительства не получают прибыль, но есть затраты, связанные с удовлетворением конкретных национальных требований. Сложность этих правил сама по себе является издержкой, с которой зачастую лучше справляются крупные корпорации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *