Итог событий последних дней с тенге и торжество политэкономии

Итог событий последних дней с тенге и торжество политэкономии

Есть поговорка: в науке столько науки, сколько в ней математики. Возможно, это очень правильно применять к физике, химии и ещё чему-нибудь. Но я, если вижу экономический текст, где много математики, сразу закрываю страницу

В экономике математика нужна, но она работает на десятилетия. А кроме математики в жизни есть всё: от погоды и политики до моды. Это как в предсказании погоды – мы можем точно сказать, когда будет зима и почему, но мы никогда не можем в мае предсказать первый снег. Он может быть завтра, а, может, в октябре.

Обвал тенге ещё раз показал, что нужны политэкономы, а не простые счетоводы-экономисты.

Казалось бы, отличная ситуация, огромные плюсы для России и Казахстана. Весь развитой мир вышел из кризиса – США, ЕС, Япония, Китай – все растут. Цены на нефть приличные, цены на металлы идут вверх. Доллар упал вниз почти на 6% ко всем валютам – евро, фунту, иене и пр.

И вдруг рубль и тенге летят вниз. Что случилось? А случилась политика. Случилось принятие закона о санкциях в Конгрессе США и подписание его Трампом.

Сначала о рубле

Рубль, бедолага, не выдержал плохих новостей, потому что враз все финансисты стали выводить из разных российских активов и бумаг деньги.

Тенге, как вторая валюта Единого экономического пространства, пал жертвой того же и тех же. Многие игроки на нашем рынке – это те же, что и на московском. Плюс любовь наших банкиров и финансистов слегка поиграть на дедолларизации чужих карманов в пользу долларизации собственных.

Теперь вопрос: а что, собственно, дальше, и какое дело Казахстану до санкций против России? Ответ сложный, но в целом, печальный. Позитив один: может быть, часть бизнеса, которой нет ходу в Россию, придёт к нам, как бы через заднюю калитку на тот же рынок. Надежда есть, но маловато.

Во-первых, инвестиции вещь эмоциональная

А негатива море. Вы всегда прежде всего смотрите на партнера, и должны психологически иметь комфорт работать с ним. А какой может быть комфорт, когда за вами стоит вся госмашина США и смотрит. А шаг влево, шаг вправо – расстрел на месте. Поэтому вы думаете: «Ну её к шутам Россию, и соседей её тоже. Подожду до более спокойных времён». И это самая страшная часть санкций – они отравляют доверие.

Во-вторых, внимательно посмотрите, что делают американцы

Санкции направлены очень точно на нефтепроизводство, транспортировку нефти и финансы. То есть, бьют по самому больному – по карману. Почему бы и не ввести санкции на поставки всякой техники и комплектующих, чтобы создать трудности оборонной промышленности России? Нет. Их это не интересует сегодня. Раньше национальным приоритетом США была энергобезопасность, и они не мешали даже СССР производить и продавать нефть. Им нужен был баланс на рынке нефти. Сегодня нефти навалом, можно сказать, даже свою скоро девать некуда будет.

Но проблема в том, что нефть – это и наша поляна. Как звучат санкции? Внешне очень мирно и тихо. Как дети играют и ругаются: «Маша, ты наша подруга, но если ты пойдёшь в ту песочницу играть, к нам больше не приходи». Вроде, есть выбор. Но какой выбор у «Шеврона» как глобальной компании? Им говорят: вы не можете больше участвовать ни в каких проектах с русскими. А если у нас на Каспии проект с участием КМГ, «Шеврон» и «Лукойл»? Сядут они, посмотрят друг на друга и скажут: «Или ты, «Лукойл», вали с проекта, или мы уходим». А нам с КМГ что делать? Или КТК? По нему проходит львиная доля экспортной нефти из Казахстана через Россию на Новороссийск. Он, конечно, может работать, но развиваться не может. Потому что там и российское участие, и наше, и американцев. Решат они там какой-нибудь насос заменить на новый, и всё, стоп, давай смотреть, может ли это быть трактовано как развитие трубопроводной сети России.

В-третьих, финансы и олигархи

Любые деньги крупным российским банкам с госучастием (а вы видели в России крупные банки без госучастия?) больше чем на 14 дней – низзя. А как делать деньги без банков и денег ещё никто не придумал.

В общем, приплыли лет на десять. Катастрофы, конечно, нет. Всё хорошо. Цены на сырьё растут, Кашаган запустили, маршруты экспорта есть. Но будущего не видно. Вместо указов Обамы и Трампа получили настоящий закон о санкциях. До этого был закон Джексона-Веника об ограничениях для СССР. Его приняли из-за того, что СССР не выпускал евреев в Израиль. Уже СССР не было, уже евреи успели уехать и часть вернуться, как Геннадий Хазанов, а закон отменили лет пять назад. 40 лет действовал, каждый раз находились причины «ещё раз подумать». Закон отменить – это не указ, опять весь Конгресс должен проголосовать.

В реальном плане вынужден пересмотреть свой прогноз: я не думаю, что курс доллара полетит дальше 340 тенге, но шансов вернуться к 310весьма мало. 330, видимо – новая реальность. Хотя всё может быть, ведь август традиционно «плохой» месяц для тенге: все мы помним «полёт над гнездом кукушки» в августе 2015. А 2 августа прошлого года доллар стоил 354… Плохой месяц ещё ноябрь, потом обычно до апреля валюта выходит из гроги.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

тринадцать − 10 =