Что было с депозитами в 2017 году?

Что было с депозитами в 2017 году?

Нацбанк опубликовал на прошлой неделе статистику, связанную с распределением депозитов по типам валют на конец года. Общий уровень долларовых депозитов снизился за год с 54,5% до 47,7%.

Этот уровень все еще не достиг более или менее нормального соотношения тенговых и валютных депозитов, которое делает эффективным влияние на ситуацию на финансовых рынках через механизм процентных ставок.

Накануне девальвации в феврале 2014 года долларовые депозиты составляли 39,9%. Прогресс связан главным образом с депозитами физических лиц, где доля вкладов в валюте снизилась с 56,8% до 52,2%.

В сегменте депозитов небанковских юридических лиц дедолларизация оказалась несколько менее выраженной, доля валютных депозитов здесь уменьшилась с 46,8% до 43,8%. При этом снижение уровня долларизации депозитов юридических лиц происходило в основном за счет снижения абсолютного размера валютных депозитов за год на 17% и увеличения депозитов в тенге всего на полпроцента. Так что в этом сегменте невозможно говорить о масштабном «переворачивании» валютных депозитов в тенговые.

Ставки без оглядки на долларизацию

Особенностью 2017 года стало то, что процесс дедолларизации не носил линейного характера. Успешной она была в начале года, затем сам Нацбанк в своих сообщениях о решениях по базовой ставке стал обращать внимание на то, что долларизация продолжается, хотя и происходит более медленными темпами. Главное по масштабам снижение доли валютных депозитов произошло с января по март прошлого года, когда они снизились с 54,5% до 49,8%. Принимая в феврале прошлого года решение о снижении базовой ставки до 11%, регулятор отмечал: «Девальвационные настроения как населения, так и профессиональных участников валютного рынка уменьшаются, что отражается в результатах опроса и стоимости хеджирования валютных рисков. Данные по депозитному рынку свидетельствуют о продолжающемся процессе дедолларизации банковских вкладов и сохраняющейся тенденции предпочтений вкладчиков в сторону национальной валюты».

В начале года дедолларизация происходила в условиях не только достаточно жесткой денежно-кредитной политики и высокой дифференциации между ставками по депозитам в тенге, в долларах и евро, но и укрепления тенге по отношению к доллару.

Затем на фоне слабеющего тенге прогресс начала года был в значительной степени утрачен, стали расти ожидания нового масштабного ослабления тенге, и это сказалось на соотношении валютных и тенговых депозитов. По итогам августа прошлого года вклады в валюте вновь превышали половину депозитной базы казахстанских банков, составив 50,3%. Вероятно, если бы дальнейшие события развивались только под влиянием уровня ставок в тенге, с ожиданиями продолжения дедолларизации в 2017 году пришлось бы распрощаться. Нацбанку, однако, необходимо было реагировать на рост девальвационных ожиданий и ослабление тенге без явных фундаментальных предпосылок. С августа по октябрь на интервенции на валютном рынке было потрачено $520 млн, пик интервенций пришелся на октябрь, когда нетто-продажи долларов составили 390 млн. Дальнейшее возращение к дедолларизации на фоне происходившего медленного продолжения снижения ставок в тенге было по существу реакцией на укрепление тенге. Причем рост доли тенговых депозитов происходил в конце года почти исключительно в рознице. За последние 3 месяца года розничные депозиты в тенге выросли на 380 млрд, а валютные сократились примерно на такую же сумму, что позволяет предполагать, что розничные депозиты перетекали в тенге. Ничего подобного не происходило с депозитами небанковских юридических лиц, которые существенно сокращались в тенге и в валюте. На это, правда, могли влиять и волатильность в банковском секторе, и реструктуризация в Bank RBK, осуществленная с участием депозитов квазигосударственного сектора. Так или иначе, обычно если речь идет о начале какого-то устойчивого тренда, например, на возобновление дедолларизации, изменения начинают именно корпоративные депозиторы, считающиеся более гибкими и квалифицированными.

Эксперты на распутье

В своих последних сообщениях по базовой ставке Нацбанк перестал выделять в качестве отдельного фактора темпы дедолларизации депозитов, как и ссылаться на статистику покупок и продажи долларов населением. Изначально дедолларизация считалась одним из важнейших факторов, который будет влиять на темпы снижения базовой ставки, конечно, после уровня инфляции и инфляционных ожиданий населения. Возможно, такое исчезновение темы из фокуса означает косвенное признание, что инструментарий, связанный со ставками в условиях быстрого смягчения денежно-кредитной политики, не слишком эффективен. Это ощущение вылилось в дискуссии после одной из экспертных встреч, проводимых Нацбанком, относительно альтернативных инструментов. Одно из предложений состояло в дестимулировании депозитов в валюте путем установления нулевых или даже отрицательных ставок, так как долларовое фондирование практически не является нормальной базой для кредитования в тенге из-за крайне ограниченного числа заемщиков, способных обслуживать валютные кредиты. Еще одно состояло в создании системы обязательных валютных свопов, фактически нивелирующих валютные риски для банков при кредитовании в тенге за счет фондирования на основе валютных депозитов. К прежнему уровню жесткости денежно-кредитной политики будет вернуться крайне сложно из-за ситуации в экономике, и, очевидно, монетарные власти находятся на перепутье относительно того, как стимулировать дальнейшую дедолларизацию. Слишком большая подверженность депозитной базы колебаниям и зависимость выбора валюты вкладов от влияния валютного рынка оценивались как фундаментальные проблемы, ставящие под сомнение эффективность денежно-кредитной политики.

Покупки долларов по-прежнему велики

Статистика Нацбанка, связанная с продажей и приобретением наличной валюты, также в целом не дает оснований говорить об успешной дедолларизации, хотя сальдо покупок населением долларов существенно ниже, чем оно было в периоды длительной волатильности на валютном рынке. Единственной аномалией, когда население продавало долларов больше, чем покупало, остается период февраля-марта и мая 2016 года. В 2017 году продажи валюты приближались на относительно небольшую дистанцию $100−200 млн лишь дважды, в феврале и апреле, в остальные месяцы население покупало значительно больше долларов, чем продавало. Наибольшее отрицательное сальдо в $886 млн отмечалось в августе, как раз тогда, когда вновь существенно увеличилась и доля валютных депозитов. В конце года, когда росла доля депозитов в тенге, обменные пункты, тем не менее, продавали значительно больше долларов, чем покупали. Суммарно покупки населения только долларов без учета гораздо менее объемных рублевого и еврового сегментов превысили продажи в 2017 году на более чем $4,65 млрд.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

одиннадцать + шестнадцать =